Что мы знаем о работе палеонтологов? Организаторы проекта «Пещерные медведи Урала» предлагают любому желающему погрузиться в мир необычной науки и не просто прикоснуться к находкам, но и помочь в их сортировке или даже присоединиться к экспедиции. Участвовать могут как школьники, так и интересующиеся студенты, энтузиасты любого возраста. Подробнее о проекте мы узнали у его руководителя, Дмитрия Олеговича Гимранова. Поговорили о его пути и интересах в науке, а также о работе с волонтерами.

1.jpg

— Расскажите о себе: кем вы мечтали стать в детстве и как стали палеонтологом?
— Я родился в южной Башкирии в небольшом городке Мелеуз. Сейчас живу в Екатеринбурге уже больше 8 лет: защитил кандидатскую диссертацию и переехал работать в Институт экологии растений и животных УрО РАН. С детства мечтал стать биологом, палеонтологом, путешественником: постоянно ковырялся в водоемах, собирал насекомых, различные камни и окаменелости.

— Какой университет вы окончили и почему выбрали именно эту специальность?
— Я поступил в Башкирский государственный университет без экзаменов. Еще в школе занимался в экологических кружках: мне нравилось ходить на рыбалку, орнитологические экскурсии. Моими учителями-биологами были педагоги дополнительного образования Торгашевы Олег и Наталья. В 10-11 классе написал исследовательскую работу по экологии, с которой выступал на олимпиадах и стал призером — так и оказался на биофаке по специальности эколог и проучился 5 лет.

— Как вы заинтересовались, пришли к теме изучения именно древних животных?
— Во время учебы я сначала заинтересовался орнитологией, и только потом палеонтологией. Начал посещать Музей естественной истории в Уфе: там изучали древних животных и именно они меня привлекли. Мне тогда казалось, что орнитология — относительная наука: пролетела птица и приходится записывать как увидели. А кость в руках — это неоспоримый факт. Уже тогда мой научный руководитель (Сатаев Роберт Мидхатович) занимался пещерными медведями и меня они тоже заинтересовали, я начал работать на раскопках. Такой интерес привел к тому, что после защиты кандидатской я приехал работать к главному специалисту на Урале — Павлу Андреевичу Касинцеву.

— Как давно стартовал ваш проект по изучению пещерных медведей?
— Нашему проекту около полугода. Мы работаем с местонахождениями пещерных медведей по всему Уралу. Летом будем их раскапывать, а то, что уже накопали — сейчас разбираем с помощью волонтеров.

УрО РАН

Предгорья Памира (Таджикистан). Фотография предоставлена собеседником.

— Ваш проект изначально предполагал участие волонтеров или вы пришли к этому уже после запуска?
— Пришли мы к тому, что нам нужны волонтеры, после того, как узнали о запуске платформы «Люди науки». Сначала я смотрел на это скептически, но решил попробовать и не жалею.

— Кто может стать волонтером?
— Любой человек, только школьники младших классов с разрешения родителей и их присутствия. Сейчас у нас среди участников школьник 4 класса — занимается каждую неделю. Если у человека есть желание, мы его примем. Если он из другого города, мы не сможем оплатить проезд и проживание, но когда кто-то хочет самостоятельно приехать и погрузиться в проект — мы только рады. В экспедициях же мы предоставляем палатку, питание, необходимую спецодежду и оборудование, поэтому можно с нами работать и летом.

— Чем занимаются волонтеры?
— Сейчас у нас волонтеров человек 15. Для всех найдется работа: и для школьников, и студентов, и для, например, таких увлеченных людей, как походники. А если человеку интересно что-то поделать руками, у нас очень много так называемого концентрата — когда из песка нужно выбирать кости, как будто ты сам участвуешь в раскопках. Многие приходят с одними ожиданиями, а находят другое, поэтому у нас нет рамок, мы стараемся по возможности всем дать разную работу. С начала лета и до октября — экспедиционный период. Копаем в Крыму, в этот раз были в Таджикистане. Кто раньше с нами ездил в экспедиции — все довольны.

Кость

Бедренная кость древней гиены (пещера Таврида, Крым). Фотография предоставлена собеседником.

— В чем особенность проекта?
— Главная ценность, которую мы можем дать — знание. Не просто предложить вам яму копать или таскать тяжелое, а объяснить, что из этого получится, какие знания вы можете получить. Если вы хотите понять, интересна ли вам эта сфера, или только начинаете учиться, мы расскажем, как с этим связать свою деятельность в науке, какую исследовательскую работу можно провести. Моя личная идея участия в проекте была в том, чтобы найти молодых талантливых ребят, студентов, которым нравится биология и они бы хотели этим заниматься — так они смогут попробовать свои силы, не только как волонтеры, но и как исследователи. Также мы выдаем официальные сертификаты волонтерам о том, что они поработали с нами столько-то часов в таких-то местах — для поступления в вуз это пригождается.

Нам не нужно много волонтеров, не нужны сотни. Из потока нам важно выбирать молодых и талантливых, которые бы заинтересовались и быть может это бы выросло в какой-то научный проект. И, конечно же, вторая важная цель — не отказывать людям в удовлетворении любопытства в области палеонтологии и предоставлять условия для реализации интересов каждому человеку.

— Что бы вы хотели привнести в свою научную сферу?
—  Для меня важно быть специалистом, который разбирается в своей узкой области. Не во всей палеонтологии, но в своем геологическом времени, своих объектах исследования. Я давно заинтересован темой изменчивости зубов, их эволюцией. И, конечно, хотелось бы иметь учеников.

Хищные млекопитающие — это огромный отряд, в этом направлении много белых пятен. Сейчас существует большое количество новых методов, которые у нас в стране пока еще неприменимы и хочется работать над этим: есть надежда, что они помогут по-новому взглянуть на эволюцию тех же хищных млекопитающих. Это, например, молекулярные методы, палео-ДНК, микроэлементы и стабильные изотопы. По этим направлениям мы работаем сейчас в основном с западными коллегами.